Общий наркоз. Письмо из Вьетнама

Вьетнам хоть и строит понемногу капитализм, но делает это под красным флагом — здесь царят бедность, коллективизм и коммунистическая партия, — пишет фотограф Александр Брылев в рубрике Письмо из… в № 51 журнала Корреспондент от 29 декабря 2012 годаЛицо современного Вьетнама обусловлено историей последних 100-150 лет. Эта страна была частью французской колонии Индокитай, о чем свидетельствует не только местная архитектура, но и поведение персонала в отелях: все носит явный отпечаток французского классицизма. Итак, в отеле к вам обратятся сначала по-французски. И, лишь уяснив, что по-французски вы не говорите, перейдут на английский. Утром вам доставят ежедневную газету, которая напомнит советские времена. Обычно вся первая полоса посвящена отчету о том, как генеральный секретарь коммунистической партии посетил какой-нибудь город и там торжественно открыл новый детский садик. И лишь на последней странице вы найдете некие признаки капитализма — местные биржевые индексы и какую-нибудь статью о росте цен на недвижимость в Сайгоне. Вьетнам остается социалистической страной, в политической жизни которой представлена только компартия. Утром вам доставят ежедневную газету, которая напомнит советские времена. Обычно вся первая полоса посвящена отчету о том, как генеральный секретарь коммунистической партии посетил какой-нибудь город и там торжественно открыл новый детский садикТак же как Китай, Вьетнам начал либерализацию экономической сферы в конце 80-х годов прошлого века. Но, поскольку его экономика показывает куда более скромные показатели, чем китайская, уровень и скорость проникновения иностранных инвестиций во Вьетнаме намного ниже. Страна остается в основном аграрной, и уклад жизни, даже в крупнейших городах, куда меньше подвергался влиянию западной культуры. Здесь нет McDonald’s и прочих глобальных фастфудов, здесь почти нет международных сетей супермаркетов. К тому же большинство вьетнамцев очень бедны, и условия их жизни незавидны. Недавно у берегов Вьетнама были найдены запасы нефти, по объему лишь немного уступающие запасам Кувейта и Саудовской Аравии. Это может оказать существенное влияние на будущее страны, причем как в лучшую, так и в худшую сторону. Впрочем, Китай также претендует на эту часть континентального шельфа и ведет себя чрезвычайно агрессивно. Для азиатских государств характерна низкая степень политизации населения. И Вьетнам не исключение. Подавляющее большинство людей не имеют представления о коммунистической идеологии и ее отличиях от либерализма, фашизма и прочих -измов. Здесь нет McDonald’s и прочих глобальных фастфудов,здесь почти нет международных сетей супермаркетовВ целом жизнь в этой стране кажется спокойнее и медленнее, чем в соседних Китае, Тайване и Таиланде, — Вьетнам хотя и находится в самой середине Юго-Восточной Азии, часто непохож на своих соседей. К примеру, в отличие от Китая и Японии, иероглифическое вьетнамское письмо не дожило до наших дней. С начала ХХ века вьетнамцы используют латинские буквы, “усовершенствованные” сотней добавочных символов. Понимать вьетнамцев это не помогает, но все же несколько снижает уровень стресса для западного человека, попавшего в эту страну. А вот что радует глаз, так это местная валюта — вьетнамский донг. На протяжении 40 лет после начала его использования донг много раз девальвировался, но ни разу не деноминировался. В результате имеем красивые купюры с портретом Хо Ши Мина и номиналом в сотни тысяч. Два крупнейших города Вьетнама весьма отличаются внешне, но схожи по своему духу. Хошимин, бывший Сайгон, расположенный на юге, — портовый город, коммерческая столица страны. Ханой на севере — официальная столица с партийными учреждениями и красными флагами. Сайгон более живой, многолюдный. Ханой спокойнее, размереннее. В обоих городах превалирует малоэтажная застройка, трех-четырехуровневые дома колониальных времен, нижние этажи которых заняты торговцами или ресторанчиками. Но торговцы ведут себя совершенно не по-азиатски. Вместо того чтобы немедленно атаковать редкого посетителя, они просто игнорируют вас. Философски смотрят вдаль или занимаются своими делами, пока вы перебираете ткани или сувениры. В целом жизнь в этой стране кажется спокойнее и медленнее,чем в соседних Китае, Тайване и ТаиландеОсновной вид транспорта горожанина — велосипед или мопед. Их бесчисленное множество, для них выделены огромные парковки. Поляризация богатства и бедности видна и здесь: время от времени в потоке мопедов можно увидеть Porsche или Land Cruiser. Дорожное движение абсолютно беспорядочное. Когда наблюдаешь оживленную улицу Ханоя или Сайгона, возникает подозрение, что водители непостижимым образом связаны виртуальными нитями в единый организм, знающий, как поведет себя каждая его клеточка в следующий момент. Иначе невозможно объяснить, каким образом им удается избегать аварий в таком хаосе. Ранним утром вьетнамцы всех возрастов выходят на зарядку. Берега озер, площади и площадки полны людей, выполняющих разные упражнения. Выделяются организованные группы, которые под руководством инструктора и под аккомпанемент ритмичной музыки занимаются аэробикой. Также есть небольшие группы, делающие какую-то восточную гимнастику. Отдельные личности просто сидят на лавочке и медитируют. После знойного дня площади снова заполняются, но в этот раз преимущественно молодежью. Молодые люди играют в бадминтон, катаются на скейтбордах, танцуют брейк-данс, а затем едят мороженое, слушают музыку, смеются. Общаются, одним словом. Думаю, у них просто нет компьютеров. Может быть, именно в этом секрет спокойствия и доброжелательности народа, который за последние 70 лет больше воевал, чем жил мирной жизнью. ***Этот материал опубликован в №51 журнала Корреспондент от 29 декабря 2012 года. Перепечатка публикаций журнала Корреспондент в полном объеме запрещена. С правилами использования материалов журнала Корреспондент,опубликованных на сайте Корреспондент.net, можно ознакомиться здесь.

Добавить комментарий